сегодня: четверг 3 июня 2010 года
Фотоконкурс
Разделы новостей
 Забайкальский край

Авторадио
Престиж Офис

Не влезай - убьет
Здесь могла быть ваша реклама


Ваше мнение:
Где вы планируете провести наступившее лето?

[ Результаты | Опросы ]

Голосов: 334


Карта сайта
· Лента новостей
· Новости по группам
· Наш TOP-лист
· Статьи
· Поиск

· Рекомендуйте нас

Архивы
 « Июль 2010 » 
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Поиск по сайту

Новости RSS
rss 2.0



  
Ложка мёда в бочке дёгтя

(911 просмотров)   Версия для печати

Руководство КНР отнюдь не намерено отказываться от идеи возврата так называемой «Внешней Монголии» под свой контроль.

По сообщению агентства «Синьхуа», заместитель председателя  Великого государственного хурала (ВГХ - Парламента Монголии), председатель монголо-китайской парламентской группы при ВГХ Гаваа Батху 14 января 2009 года заявил, что Монголия продолжит продвижение взаимовыгодного сотрудничества с Китаем. На встрече с послом Китая в Монголии Юй Хунъяо он отметил, что на фоне нынешнего негативного влияния финансового кризиса на мировую экономику Монголия и Китай должны укреплять торгово-экономические связи и взаимные инвестиции для противодействия МФК. Он сообщил, что ВГХ вносит поправки в закон о минеральных ресурсах для притока инвестиций и стимулирования экономического развития. Юй Хунъяо, в свою очередь, отметил успешное развитие китайско-монгольских отношений в последние годы. В условиях ускоренного освоения минеральных ресурсов в Монголии Китай становится самым удобным рынком для реализации сырья из республики.

Казалось бы, контакты между Пекином и Улан-Батором наполнены духом взаимного уважения и доверия. Однако, если мы обратиться к истории, то обнаружим, что в 1911 году авторитетные представители монгольской общественности, Джебзундамба хутухта и четыре халхаских хана, приняли решение обратиться с просьбой о помощи к российскому самодержцу Николаю II «по причине невозможности терпения в дальнейшем маньчжурско-китайского ига». В МИД Российской империи было также направлено письмо с предложением из 21 пункта о внутреннем и внешнем положении Монголии. В частности, в пункте 3-м говорится, что «разрешение китайцам занятие земледелием и проживание на монголо-китайской границе, несение караульной службы китайскими солдатами, оттягивание монгольских цириков в будущем чревато отрицательными последствиями для русско-монгольских отношений и дружбы». В пункте 11-м обозначено, что «китайские торговцы и купцы занимаются мошенничеством, насильно продают нам свои дорогие товары по своей цене, дешево покупают наш скот, дают ссуду по высокие проценты, из-за чего народ наш обеднел до крайности. Сейчас начались новые меры и стали брать новые пошлины, таможни и др., что мы не можем такую ситуацию терпеть в дальнейшем».

При этом не следует забывать о том, что руководство КНР отнюдь не намерено отказываться от идеи возврата так называемой «Внешней Монголии» под свой контроль. Данная установка была определена еще Мао Цзедуном, в свое время заявившим о том, что «непосредственной задачей Китая является возвращение всех наших территорий, а не только отстаивание нашего авторитета до Великой Китайской стены», а «Внешняя Монголия после победы китайской революции станет частью Китайской федерации». Официально Китай согласился с независимостью Внешней Монголии в 1945 году, признав решения Ялтинской конференции «большой тройки». Но и после решения держав, Мао неоднократно обращался с просьбами присоединить МНР к Китаю. Со времени советско-китайских конфликтов 1960-х годов постоянным требованием правительства КНР к СССР, а позже и к России был вывод войск с территории Монголии.

Кстати, с весьма интересным докладом по данному вопросу выступил на состоявшемся в июне прошлого года в г. Улан-Баторе международном научно-практическом форуме «Монголия, Россия, Китай: вместе к развитию в XXI век» научный сотрудник Института Востока РАН М.И.Гольман. Он отметил, что, по мнению известного американского сино-монголоведа Генри Шварца, «главной угрозой национальной безопасности Монголии были и могут возникнуть снова притязания Китая на суверенитет над всей ее территорией». Кроме того, М.И.Гольман, ссылаясь на того же Г.Шварца, указывает, что в Китае всегда имели место неофициальные проявления - в публикациях, в картографии и т.п. - отношения к Монголии как к неотъемлемой части китайской территории, и к монголам как к одной из 56 национальных меньшинств Китая.

Откровенно говоря, ряд ведущих монгольских аналитиков действительно сходится во мнении, что наращивание активности китайцев на территории Монголии вызывает серьезные опасения, как у населения, так и у политического руководства страны. Отмечается, что эта тенденция остается неизменной долгое время притом, что официальный Пекин заявляет о реализации уже в течение почти 10 лет программы, направленной на урегулирование данного вопроса и формирование позитивного имиджа КНР в глазах монголов.

Серьёзную озабоченность у местного населения и руководства в южных районах Монголии вызывают китайские рабочие, в основном нелегально пересекающие границу. Многие из них натурализовываются в стране с помощью реальных или фиктивных браков с местным населением, что создает угрозу генофонду страны. Кроме того, в приграничных аймаках наблюдается засилье китайской символики, например, флагов, гербов, надписей с использованием иероглифики и т.д.

Вызывают особое возмущение полное неуважение китайцами законов Монголии и применяемые ими варварские методы ведения хозяйства, в том числе в горнорудной отрасли. Так, результатом многолетней транспортировки угля с месторождения «Таван Толгой» крупнотоннажными грузовиками на территорию Китая стало загрязнение угольной пылью сотен квадратных километров уникального природного ландшафта и абсолютная непригодность из-за этого огромных территорий для сельскохозяйственных нужд.

Эксперты отмечают аналогичное поведение китайцев и в других районах страны. В частности, при добыче золота в различных аймаках они незаконно используют взрывчатку, ртуть и вредные химические вещества, надолго загрязняющие почву и воду в округе. Практически нет примеров, чтобы китайские золотодобывающие компании занимались рекультивацией испорченных земель. Однако в силу определенной экономической зависимости от КНР вопрос о наказании виновных пока, к сожалению, не ставится.

На данном фоне пропагандистские усилия Пекина, включающие в себя предоставление кредитов и безвозмездной помощи, направление в Монголию волонтеров для преподавания китайского языка, активный обмен делегациями различных уровней, включая местный, и т.д., не приносят должного эффекта. Аналитиками отмечается то обстоятельство, что лишь небольшая часть представителей государственного аппарата Монголии настроена на углубление сотрудничества с КНР, а у подавляющего большинства чиновников этот вопрос вызывает серьёзные опасения. Настораживает тот факт, что пока другие страны активно будируют вопрос скорейшего доступа к богатым месторождениям монгольских полезных ископаемых, Китай в этом плане относительно пассивен, как будто все уже заведомо решено в его пользу. В этой связи обозревателями указывается на необходимость для монгольской политической элиты строгого контроля на уровне центральных и местных властей за китайским присутствием в стране, сделав его разумно соразмерным и обязательно уравновесив этот процесс влиянием других стран.

Вот такая складывается неоднозначная картина современных монгольско-китайских взаимоотношений. Будут ли терпеть нынешнюю ситуацию потомки Чингисхана, покажет только время.

Эксперт научного Центра международных исследований Северо-восточной Азии Очир Зимин для ZABINFO.RU



Автор: Очир ЗИМИН   

[ Обратно в раздел Статьи ]
Система Orphus
Информация о газете Эффект
Подать вашу рекламу