160 лет назад Восточную Сибирь возглавил Николай Муравьев - Амурский

Политическая карьера этого государственного деятеля и в наше время вызвала бы зависть и множество кривотолков. В 38 лет Николай Николаевич Муравьев был назначен генерал - губернатором Восточной Сибири. Фактически под начало он получил территорию от Оби до Тихого океана. И не просто отбыл назначенный императором срок руководства…

Либерал - губернатор

Будущий «император всея Сибири» родился в 1809 году, в семье помещиков средней руки. Окончив Пажеский корпус, поступил на службы в элитное подразделение тех времен - в гвардию. Порох понюхать пришлось в турецкой кампании 1828-29 гг., и в Польском походе 1833 г. Военные заслуги и заработанный стаж позволили ему выйти в отставку после последнего похода и осесть в имении своего отца. Однако долго отдыхать ему не пришлось - в 1838 году его назначают адъютантом особых поручений к генералу Головину, который тогда стал главнокомандующим отдельным кавказским корпусом. Четыре года прошли в усмирении непокорных горцев и воцарении в этом, извечно проблемно регионе российской государственности. В боях он получил ранение и заслужил золотую шпагу с надписью «За отвагу», а так же чин генерал - майора.

Заметив молодого и энергичного военного администратора, правительство назначает его губернатором Тульской губернии в 1846 году. Приоритетами, избранными им на это поприще стали сельское хозяйство и реформа местной пенитенциарной системы - Муравьем обратил внимание на «неудобства тюремных помещений». Кстати именно Николай Муравьев одним из первых подал на высочайшее имя проект об освобождении крестьян из-под крепостного ига. Проект одобрения не получил, но государь обратил внимание на губернатора «либерально - демократического толка» и …доверил ему Сибирь и Дальний Восток.

Я из тех, кто вешает…

Однако весь либерализм сошел с Н.Н. Муравьева по прибытии к новому месту службы. Двумя хроническими болезнями Сибири были тогда вопиющая коррупция чиновников и масштабные махинации золотопромышленников. Контроль первых за вторыми был заменен отлаженной системой взяток, и добытый драгоценный металл по подпольной сети шел вместо государевой казны на Запад.

Его приезд в Иркутск в марте 1848 года нагнал страх на местное чиновничество. При знакомстве с чиновниками Муравьев никому не подал руки - все они были плохо помянуты в отчетах ревизии сенатора Толстого. Масло в огонь подлило выражение, поминавшее казненного декабриста Муравьева-Апостола: «Я не из тех Муравьевых, которых вешали. В случае чего, сам буду вешать!» И начал борьбу против махинаций золотопромышленников, которая оказалась небезопасной - звенья преступной цепочки вели в Петербург. Еще сложнее было с откупными делами - злоупотребления вошли в плоть и кровь большинства купцов, решавших все с помощью взяток.

Аскет и поборник морали

Отказавшись от «благ» в виде подношений, которыми пользовались его предшественники. Муравьев вел аскетический образ жизни - работал допоздна, вставал в 5 утра. Выпив чаю с ромом и закусив сухарем, он выходил в город в простой шинели, без охраны, навещал присутственные места, рынки, магазины.

Одним из первых проблем, с которым Муравьев начал борьбу - это, как ни странно - проституция. Причем метод он избрал самый радикальный - Для борьбы с проституцией Муравьев распорядился выдавать женщин легкого поведения замуж за штрафников. Свадьбы проходили так: солдаты и женщины выстраивались по росту друг против друга, затем каждый солдат подходил к стоящей перед ним девке и вел в церковь. После венчания и праздничного стола новобрачные проводили первую брачную ночь в общей казарме. Затем их отправляли на Амур. Как ни странно, большинство браков оказалось крепкими. Получив бесплатно по одной лошади, лес на строительство дома, сохи, бороны, молодожены обзаводились хозяйством, детьми. Такие меры оказались понятны и даже привлекательны.

Друг «апачей»

Прослышав о справедливом начальнике, к Муравьеву стали приезжать буряты, тунгусы, якуты с жалобами на притеснения от своих родовых и русских начальников. Решение их проблем генерал-лейтенант поручил молодому чиновнику особых поручений Бернгарду Струве, который стал защищать их интересы и в корне изменил отношение к инородцам.

Посетив улусные школы, Муравьев распорядился ввести в них преподавание русского языка. Это стало эпохой в просвещении инородцев. Обладая чутьем на таланты, он пригласил к себе выпускника Казанского университета Доржи Банзарова, первого бурятского ученого. В свите генерал-губернатора оказался и крещеный бурят Епифан Сычевский, знаток китайского языка, который стал переводчиком при заключении Айгунского договора в 1858 году.

Особое внимание Муравьев уделял религии - тесно сотрудничал с архиепископами, помогал им строить церкви, способствовал утверждению царем нового Положения о буддийском духовенстве, по которому хамбо-лама утверждался Высочайшей грамотой. Поначалу он настороженно относился к шаманству. Однако увидев, что инородцы все дела - от охоты до пахоты - проводят с шаманскими молебнами, стал и сам принимать шаманские напутствия перед своими путешествиями, «За амурское дело, - говорил он, - готов молиться Будде, Христу, Магомету и шаманским духа».

Граф Амурский

Целью всей жизни молодого губернатора стало покореие Амура. После Нерчинского Договора, заключенного в 1689 г., русские не имели права плавать по Амуру. Пользуясь отсутствием в Охотском море российского флота, англичане и французы наводнили его своими судами, которые добывали рыбу, котиков, били китов. Муравьев говорил царю перед отъездом в Иркутск: "Амур должен стать стратегическим каналом для защиты Дальнего Востока". Николай I согласился: "Трудно защищать Амур из Кронштадта". Тем временем экспедиция Невельского исследовала низовья Амура, на которые китайцы не претендовали.

Первое официальное плавание по Амуру Муравьев провел в мае 1854 года. Пароход "Аргунь", построенный в Шилке, возглавил флотилию из 77 барж и плотов, загруженных пушками, порохом, солдатами. Все это было доставлено в низовья Амура; часть пошла оттуда на Камчатку, где Муравьев выбрал места батарей в Авачинской бухте.

Крымская война, неудачная для России, шла и на Дальнем Востоке. Англичане и французы направили эскадру из 6 военных кораблей в Авачинскую бухту. Петропавловск обороняли всего 347 солдат и моряков. Они сумели отразить штурм. Особую роль сыграли батареи, установленные Муравьевым. Метким огнем были сильно повреждены корабли неприятеля, сбит флагманский флаг, убит адмирал Прайс. Исход сражений решили рукопашные бои.

Весть о победе пришла в Иркутск лишь 2,5 месяца спустя, 6 и 7 ноября здесь шли торжественные молебны, а по улицам возили знамя англичан, захваченное на Камчатке.

Китайские власти вначале противились установлению границ по Амуру. Но Муравьев сумел убедить их в дружелюбии России. Историк до сих пор не могут точно определить - было ли это неким удачным стечением обстоятельств или (что вернее всего) непревзойденным дипломатическим талантом графа. Так ли иначе, но 16 мая 1858 г. в Айгуне был подписан исторический трактат о границах между Россией и Китаем по Амуру. Китайцы отметили это событие небывалой иллюминацией в Пекине. Большие торжества прошли в Благовещенске, Чите, Иркутске, других местах Сибири.

«Европа смотрит на нас с завистью, Америка с восторгом, - заявил Муравьев на торжестве в Иркутске. - Не все могут представить, как приобрести реку почти в четыре тысячи верст и пространство в миллион квадратных верст, не порезав пальца, без треволнений и страха не только для России, но и для мест, прилегающих к этому краю...».

Добиться этого мог лишь человек, прошедший через массу сражений и потому знающий цену жизни и смерти. Муравьев воевал на Балканах и на Кавказе, он ненавидел напрасную кровь. Новая граница включала в состав России Приамурье, Хабаровский и Приморский края, Сахалин.

Достойно в памяти народной…

26 августа 1858 г. из Петербурга поступил царский рескрипт о возведении Муравьева в графское достоинство с титулом Амурский.

Однако уже через три года граф Муравьев - Амурский оставил должность генерал-губернатора. Причиной послужило непринятия его проекта о разделении восточной Сибири на два генерал-губернаторства. После этого он был назначен членом государственного совета, однако постоянным местом жительства избрал Францию. В течение двадцати лет до своей смерти он только изредка приезжал в Россию, чтобы принять участие в заседаниях совета.

Николай Николаевич Муравьев - Амурский скончался в Париже 18 ноября 1881 года. В 1891 году в городе Хабаровске, на берегу Амура, ему был воздвигнут памятник, который в советское время был демонтирован, а на этом мести водрузили монумент Ленину. В начале 1990 годов прах Муравьева-Амурского был вывезен из Парижа и торжественно захоронен в центре Владивостока. Тогда же был восстановлен на прежнем месте памятник в Хабаровске.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское Информационное Агентство
http://www.radiopopa.ru/