Вспоминая девяностые

Последние дни июня со всей отчетливостью напомнили жителям Читы о том, что мы все совсем недалеко ушли от лихих девяностых. Только, только отсняли телевизионщики о том бурном времени документальные сериалы, изобилующие криминальной хроникой, а историки, расставив нужные акценты, сдали те годы в архив и они явились вновь. Как черт из табакерки.

Так уж было раз…

«24 июня около 14:00 совершено убийство независимого предпринимателя компании «Амвэй» Веры Никоновой. По предварительным данным в 14:05 со стороны жилых домов по улице Богомягкова выехал мотоцикл тёмного цвета без государственных номеров с красными вставками по бокам. На нём сидели два пассажира в светлой одежде цвета «хаки» и в чёрных шлемах с белыми надписями. После их появления, на дороге раздались выстрелы».

Скупые новостные строки, но даже они дают понять, что по всем видимым признакам, которые озвучило в своем сообщении Забайкальское следственное управление – на улице Богомягкова произошло заказное убийство.

Пока идет следствие рано говорить о каких-либо версиях произошедшего – следователи хранят молчание – было оно связано с профессиональной деятельностью погибшей или кто-то попросту решил свести с Никоновой личные счеты.

За шестнадцать лет до убийства Веры Никоновой в Чите было совершено очень похожее преступление. 16 мая 1993 года в Чите был расстрелян «вор в законе» С.Селиверстов «Боцман». Убийство «Боцмана» было далеко не первым в череде громких убийств, которые происходили в Чите в начале 90-х годов. Но именно это преступление стало самым обсуждаемым, поскольку было совершенно с особой дерзостью в самом центре города.

Вечером 16 мая 1993 года Селиверстов ехал в машине из своего дома, расположенного в частном секторе улицы Промышленной. На перекрестке улиц Амурская и Полины Осипенко автомобиль остановился на красный сигнал светофора, напротив того места, где сейчас находится вход в ресторан «Хмельная корчма». «Боцман» сидел на пассажирском месте иномарки, то есть слева. В этот момент к перекрестку подъехал мотоцикл, предположительно японского производства, на котором сидели двое в мотошлемах с темными стеклами. Пассажир мотоцикла произвел несколько выстрелов в Селиверстова из автомата Калашникова калибра 5,45 мм. После этого мотоцикл скрылся с места преступления. С тех пор это преступление числится в правоохранительных органах в числе нераскрытых преступлений.

Через несколько дней во время похорон Селиверстова движение практически во всем городе было полностью парализовано. Похоронная процессия растянулась тогда на несколько километров, от улицы Промышленной до улицы Чкалова. Таковы были нравы того времени – «воров в законе» хоронил весь город.

В том же 1993 году в здании городской администрации на улице Бутина в кабинете городского главы практически в полном составе были арестованы члены банды Иконникова…

Потому что мы банда

Тем временем в Читинском областном суде 23 июня началось слушание громкого дела, которое называют не иначе как «дело Осинцева».

Неделю спустя, 30 июня, в зале того же суда началось оглашение по делу о банде Гудкова. К ранее полученным срокам за ограбление филиала Сберегательного банка России в городе Чите в мае 2007 года, участники банды получили новые сроки.

Напомним, что Константин Гудков, Иван Космаков, Константин Скоробогатов, Владимир Макеев, Сергей Тихонов, Андрей Яремчук и Олег Резников обвинялись в совершении в общей сложности 25 разбойных нападений и похищении имущества более чем на 5 миллионов рублей, совершенных на территории Читинской области в период с 1999 по 2004 годы.

Если вспомнить, что за два года этого на скамье подсудимых побывали участники банды Гуськова, депутата городской думы и «единоросса», промышлявшего разбоем на дорогах области. Еще раньше, встретив шквальный огонь из автоматического оружия, в центре города полегли «авторитетные» забайкальские предприниматели Ключевский и Жаров. Список можно продолжать долго, но даже после перечисления этих эпизодов криминальной хроники Читы, становится ясно, что «лихие девяностые» из нашей жизни никуда не уходили.

Практически каждый день ленты новостей приносят сообщениях о покушениях на убийство (17 июня покушение на ректора ЧГМА Анатолия Говорина), об изнасилованиях и убийствах (убийство двух студенток ЗабИЖТ и всплывшее следом убийство двух несовершеннолетних девчонок у кафе «Ганбей»)… В какой-то момент становится действительно страшно.

Поневоле задаешься вопросом: во всем ли виноват финансовый кризис? Только ли тяжелое материальное положение толкает людей на преступления? Может быть, дело в чем-то другом? Выйдя из советского строя с его четким распорядком жизни, избавившись от догм коммунизма, хватанув раскрытым ртом демократических свобод, поняв, что даже свобода не может быть полной, отринув следом догмы демократические, мы к другому, нормальному, человеческому пониманию жизни так и не пришли! А иначе откуда эта жестокость и острая жажда крушить, ломать, убивать, чтобы получить свое, нисколько не задумываясь о последствиях…

Почти двадцать лет мы продолжаем оставаться в тех лихих девяностых. Десяти лет нам, по всей видимости, оказалось мало.

Осколок прошлого или кирпичики будущего?

В один из жарких июньских дней я увидел на площади Ленина, как раз напротив здания мэрии, Эдуарда Иконникова. Он шел, изредка поглядывая то на здание, где его шестнадцать лет назад арестовали, то на церковь, под сень которой он пришел за годы своего заключения. Человек из той эпохи, живой символ тех девяностых. Живой, потому что Эдуарду в последний момент, после нескольких лет ожидания смертной казнь, подарили жизнь и заменили смерть пятнадцатилетним сроком.

Навстречу ему как стайка молодых и голодных волчат, прошагала группа пацанов, несмотря на жару одетых по одной ведомой только им моде – черные брюки, такого же цвета куртки, туфли и непременная кепка на голове… картина маслом.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское Информационное Агентство
http://www.radiopopa.ru/