сегодня: четверг 3 июня 2010 года
Фотоконкурс
Разделы новостей
 Забайкальский край

Авторадио
Престиж Офис

Не влезай - убьет
Здесь могла быть ваша реклама


Ваше мнение:
Где вы планируете провести наступившее лето?

[ Результаты | Опросы ]

Голосов: 334


Карта сайта
· Лента новостей
· Новости по группам
· Наш TOP-лист
· Статьи
· Поиск

· Рекомендуйте нас

Архивы
 « Июль 2010 » 
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Поиск по сайту

Новости RSS
rss 2.0



  
Региональная ситуация и необходимость межведомственной координации международных связей

(2427 просмотров)   Версия для печати

Азиатско-Тихоокеанский регион выдвигается на одно из ключевых мест в шкале наших внешнеполитических приоритетов. Сегодня это не просто объективно складывающаяся тенденция, но и принципиальная позиция российского МИДа. Не увидеть уникального геополитического положения России как государства Евразийского — то есть в равной степени тяготеющего и к Европе, и к Азии, просто невозможно.

В царское время у России была продуманная и скоординированная дальневосточная политика. Если говорить о нашем регионе, то одним из широко известных ее проявлений стало, например, создание КВЖД. В 1912 – 1917 гг. в процветающей полосе КВЖД трудилось около 50 тысяч граждан России. Процессы международной интеграции в нашем регионе в тот период истории не были спонтанными — за всеми экономическими раскладами упомянутого проекта стояла целенаправленная внешняя политика российского государства.

Сегодня дипломатическое ведомство России придерживается принципа многовекторной внешней политики, и одним из ключевых векторов этой политики, как я уже отметил, становится АТР с нашим динамично развивающимся соседом — КНР — во главе угла. Читинская область уже сейчас вовлечена в процессы международной региональной интеграции, и эта тенденция будет стремительно нарастать. И здесь важно, как нам представляется, не просто пойти спонтанно в фарватере соответствующих предложений наших соседей по региону, а самим — на базе отношений стратегического партнерства с КНР — быть активной стороной этого процесса. В прошлом веке, как я уже сказал, в приграничной полосе Китая трудились десятки тысяч граждан России, сегодня Китай вновь готов принять на этой территории тысячи квалифицированных специалистов из России, наши технологии и капиталы. История повторяется, но с одной существенной разницей — автором сценария международной региональной интеграции и, соответственно, стороной, получающей наибольшие дивиденды от этих проектов, становится Китай.

Включая российское приграничье в инфраструктуру своей приграничной экономики в качестве поставщика сырьевых, интеллектуальных и инновационных ресурсов, КНР не только успешно реализует задачи экономического развития Северо-Восточного Китая, но и решает ряд долгосрочных стратегических задач общегосударственного масштаба.

Для того чтобы эти процессы приносили максимальную пользу и российской стороне, в первую очередь требуется всемерное социально-экономическое и демографическое укрепление приграничных областей. Мы уверены в том, что такие уникальные субъекты Федерации, несущие на себе бремя выполнения важнейших федеральных задач, как Читинская область, должны иметь дополнительную поддержку государства. Например, в форме узаконенного статуса особой приграничной территории.  При таком подходе мы могли бы войти в орбиту нарастающих интеграционных процессов в АТР с долговременным активным потенциалом. Это должно стать базовым принципом.

Важным направлением создания здорового баланса международных связей Читинской области видится также задача формирования конкурентной среды и существенной диверсификации внешнеэкономических связей. Эта диверсификация, на наш взгляд, должна включать в себя не только китайский межрегиональный компонент, но и межгосударственный вектор. Перспективным выглядит, например, привлечение в сырьевые и добывающие отрасли региона инвестиционного и технологического потенциала Японии и Южной Кореи, которые, как и Китай, перманентно нуждаются в сырье и в последнее время проявляют определенный  интерес к участию в таких проектах.

Разумеется, практическая реализация озвученных подходов требует качественной аналитической и прогнозной работы как местных, так и федеральных ведомств, которым поручено формировать подходы к построению внешних связей региона. Такая деятельность должна иметь конкретный перечень приоритетных информационно-аналитических задач и строиться на регулярной плановой основе, а не от случая к случаю.

Объективные процессы международной интеграции, складывающиеся в регионе, требуют своевременного ответа и на ряд других практических вопросов. Немаловажным инструментарием в их решении, на наш взгляд, должна быть чёткая межведомственная координация международных связей Читинской области. Для сравнения должен кратко остановиться на том, как выглядит подобная деятельность у наших ближайших соседей.

Наши наблюдения последних лет показывают, что власти Китая планомерно усиливают работу по обеспечению межведомственной координации в международных связях, осуществляемых приграничными с Россией китайскими территориями. Очевидно, что основной целью этой деятельности является обеспечение высокого уровня межведомственной координации, создания выгодных для экономического развития своей страны условий с использованием географических преимуществ приграничных территорий.

Важное место в координации межрегиональных и приграничных связей отводится местным канцеляриям по иностранным делам (КИД). Такие канцелярии имеют двойное подчинение: со стороны МИД КНР и со стороны Народного правительства данного приграничного пункта. Их основной задачей является общая координация приграничных внешнеэкономических и международных связей и содействие их практической реализации.

Учитывая интенсивность развития двусторонних связей в районе границы, численность персонала Канцелярии в г. Маньчжурии в конце прошлого года доведена до 55 человек. К этому можно добавить работающих на том же географическом направлении сотрудников КИД г. Хулуньбуира (Хайлара) и персонал соответствующих отделов Канцелярии по иностранным делам провинциального уровня в г. Хух-Хото. (Для сравнения: в соседней Читинской области штатная численность Представительства МИД России составляет 7 человек, Комитета по международным и внешнеэкономическим связям областной администрации — около 20 человек).

КИД г. Маньчжурии в настоящее время состоит из 10 отделов. Канцелярия хорошо обеспечена служебными помещениями (занимает отдельный двухэтажный особняк), укомплектована современными средствами транспорта и связи, имеет все необходимые финансовые и протокольные ресурсы для приёма иностранных делегаций. В плане профессиональной подготовки предусмотрены стажировки на базе центрального аппарата МИД КНР.

Приграничные канцелярии обладают довольно широким набором полномочий для осуществления функций по координации. Об этом свидетельствует и тот факт, что им вменяется в обязанность «изучение и проверка деятельности всех делегаций и персонала, выезжающих за границу по служебным делам; организация обобщенной отчетной работы по служебным выездам и приему иностранцев, прибывающих по приглашениям местных ведомств»1 .

Интересно, что пограничному отделу КИД поручены даже такие специфические функции, как защита погранзнаков (недопущение их смещения и порчи), защита пограничных рек и дорог, наблюдение за изменением русла пограничных рек и подмыванием береговых дамб2 . Такая работа, естественно, осуществляется в самой тесной координации с пограничными органами КНР.

В целом следует признать, что высокий уровень межведомственной координации, хорошо отлаженные механизмы взаимодействия и обмена информацией между заинтересованными ведомствами позволяют Китаю достаточно эффективно решать задачи развития приграничных и межрегиональных связей с Россией.

Возвращаясь к ситуации с межведомственной согласованностью в приграничных субъектах Российской Федерации, представляется нужным отметить следующее. Позитивную роль в направлении улучшения этой ситуации сыграла рассылка Генеральным секретариатом МИД России в начале прошлого года Памятки по вопросам координации международной деятельности субъектов Российской Федерации в целях проведения единой внешнеполитической линии РФ, однако это не сняло все вопросы.

Существующая нормативная база, обслуживающая контекст затронутых проблем, по нашему мнению, отвечает реальной ситуации и пока не нуждается в кардинальных изменениях. С другой стороны, не все проблемы требуют вмешательства федерального центра. Многие вопросы можно эффективно решать и на местах. Примеров межведомственной несогласованности в практической международной деятельности Читинской области, к сожалению, достаточно много. Некоторые из них, например, периодически проецируются в проблемах деятельности МАПП «Забайкальск — Маньчжурия». Другие порой проявляются в узковедомственных амбициях, нежелании наладить эффективные механизмы взаимодействия и обмена информацией.

В этой связи представляется актуальным создать межведомственную комиссию  по международной деятельности под председательством Губернатора Читинской области или его заместителя, курирующего международные и внешнеэкономические связи, с постоянно действующей рабочей группой. В состав такой группы вошли бы как уполномоченные представители местной исполнительной власти, так и руководители территориальных органов заинтересованных федеральных ведомств. Целью деятельности межведомственного органа по координации было бы принятие квалифицированных решений по текущим вопросам международной деятельности и отработка согласованных подходов к реализации тех или иных практических вопросов в этой области.


[1] пункт 7 «Основных функций КИД Маньчжурии»,

[2] там же.


Автор: Алексей САМОЙЛЕНКО   

[ Обратно в раздел Статьи ]
Система Orphus
Информация о газете Эффект
Подать вашу рекламу