Кретиноустойчивая часовня и флейтист, сражённый приступом хондроза

У каждого города своё лицо, которое как маленькие родинки украшают скульптурные композиции. Они не возвышаются над людьми подобно монументальным памятникам революционных деятелей, а просто «живут» рядом: отдыхают на лавочках в скверах, стоят на обочинах тротуаров, восседают на карнизах домов. И делают унылые индустриальные пейзажи как-то душевнее …

К сожалению, похвастаться многообразием оригинальных скульптурных композиций, или как их называют специалисты, малых архитектурных форм, Чита не может. Нет у нас ни своего Чижика-Пыжика, ни Дерева Любви… Возможно, потому, что занимаются возведением культурных объектов исключительно местные органы власти и исключительно по официальному поводу. Поэтому вместо памятника бабушке или фонарщику получаются первопроходцы и памятные доски выдающимся землякам. Конечно, никто не возьмется отрицать значение увековеченных в граните персон, но также мало кому захочется назначить свидание под табличкой «В этом доме жил и творил…».

Почему забыли символ Читы?

«Любой элемент архитектуры должен соответствовать законам эстетики, гармонии с окружающим пространством и являться образцом хорошего вкуса, - говорит специалист, в чьём ведении находятся данные вопросы заместитель начальника отдела по связям с общественностью Управления по делам молодежи и связям с общественностью администрации города Читы Александр Лыцусь. – Отрадно, что у нас тоже есть такие объекты, но, на мой взгляд, мини-произведения скульпторов, прежде всего, должны украшать город, отвечать его духу. Именно таких композиций в столице края я не встречал.

Помню, в конце 80-х на территории Мемориала боевой и трудовой славы забайкальцев проходил региональный конкурс скульпторов. Я воспринимаю стилизацию и абстракцию в камне, потому что имею опыт работы в этом направлении, но то, что там было представлено, вряд ли представлялось возможным определить по принадлежности к какому-либо сюжету. Как говорит один из известных забайкальских художников, искусство – это если смотришь на произведение и понимаешь, о чём хотел сказать его автор. В качестве иллюстрации можно лишь упомянуть, что именно после данного конкурса перед зданием краевой филармонии появилось нечто скомканной формы, отдалённо напоминающее флейтиста, сражённого приступом хондроза».

К сожалению, мнение эксперта подтверждают и сами читинцы. Во время проведённого автором статьи среди пятидесяти случайных прохожих опроса в памяти более половины респондентов мгновенно всплывала гигантская фигура вождя мирового пролетариата в центре города. Также среди вариантов были: «выезжающий» из аллеи имени Горького танк, памятник революционерам на одноимённой площади и памятник войнам-пограничникам. Самый оригинальный ответ предложила женщина лет пятидесяти. «Лепнина на старинных зданиях» - провозгласила она, гордо указуя перстом на дом-дворец братьев Шумовых. В общем, как с явлением наши земляки с малыми архитектурными формами не знакомы.

Обидно, что никто из полусотни жителей не вспомнил знаменитого оленя, некогда украшавшего своей гордой фигурой Титовскую сопку и считавшегося неофициальным символом Читы. Непростая судьба постигла скульптуру – много раз покалеченный вандалами он был сначала передан на восстановление, а потом выдворен за город. Видимо, поэтому и стёрся из людской памяти…

«Согласно одной из легенд на своём прежнем месте олень появился по воле случая, - рассказывает Александр Лыцусь. – Во время его перевозки в совершенно ином направлении, сломался грузовик. Рабочие «высадили» животное на месте аварии, да так там и оставили. Развилка же, на которой сегодня установлена скульптура, выбрана крайне неудачно не только из-за удалённости от центра, но и из-за расположения. Если въезжая в Читу гости видят оленя со стороны морды, то, покидая её, наблюдают диаметрально противоположную часть животного».

Теперь в краевом центре осталось только одно копытное – возле Театральной площади в окружении клумб сидит задумчивый ослик, грустно глядя в спину Петру Бекетову. Он был привезён и установлен владелицей располагающегося рядом цветочного павильона просто потому что очень понравился ей за свой философский вид и стал замечательным дополнением аллеи, которую по праву можно назвать одной из самых ухоженных в городе.

Куда исчезают памятники?

«У многих читинских архитектурных композиций довольно трагичная, а иногда и загадочная судьба, - отмечает Александр Лыцусь. – Взять хотя бы памятный знак, установленный ещё в советское время строителями микрорайона Северный. Он был незамысловат по форме, изготовлен из металла и простоял более тридцати лет. Потом исчез по воле откупивших территорию застройщиков, что очень обидело людей, принимавших участие в возведении микрорайона. Сегодня знак восстановили, но на исторических плитах не осталось ни одной буквы. А ведь это был охраняемый объект, представляющий исторический интерес...

Его собрат, посвящённый комсомольскому движению, находившийся по Проспекту советов при въезде в Железнодорожный район тоже не отличался особой изысканностью, был сварен из простой арматуры. Сначала его использовали в качестве рекламной конструкции, а после, когда рядом началась стройка, и вовсе ликвидировали. Хотя, несмотря на неоднозначную оценку в плане художественного вкуса, эта знак был сделан руками самих комсомольцев и мог бы служить наглядным примером того, в каких формах увековечивалась история времён СССР».

Согласно Закону об объектах культурного наследия РФ, памятники, приравненные к объектам культурного и исторического наследия, находятся в федеральном либо региональном подчинении, но могут сдаваться в аренду или передаваться в собственность, а проще говоря, приобретаться теми, кто хочет осуществлять за ними должный уход. Однако не будем кривить душой, примеры последнего не только в Чите, во всей России единичны. Пока у людей хватает сил только наносить ущерб архитектурным композициям: погнуть то, что с трудом, но гнётся, отколоть то, что потенциально откалывается и разрисовать краской то, на что рука поднимется…

«Когда встал вопрос о возведении часовни имени Александра Невского на обзорной площадке Титовской сопки первым прозвучало условие, что она должна быть «кретиноустойчивой». Грешно применять к освещённому месту такое слово, но по другому поведение некоторых читинцев просто не назовёшь, - вздыхает Александр Лыцусь. – Безусловно, этому же критерию должны отвечать памятники и все малые архитектурные формы, которые могут попасться на глаза нетрезвому или начисто лишённому культуры человеку».

Малые архитектурные формы являются такими же равноценными объектами среды обитания людей как и здания, но их призвание не утилитарное, а, скорее, духовное. Они изгоняют тоску из закованного в бетонные прямоугольные рамки пространства и сглаживают чувство «одиночества среди толпы».

«Появляются такие произведения спонтанно, - рассказывает заместитель главного архитектора управления архитектуры и градостороительства администрации города Читы Александр Михайлов. – Инициатива по их созданию и установке должна исходить от самих граждан. В столице Забайкалья есть талантливые художники и архитекторы, но почему-то они пока не заинтересованы в украшении улиц. Хотелось бы, чтобы в краевом центре было много разнообразных памятников не только исторического, но и социального и юмористического содержания. Особым пунктом можно также выделить скульптуры патриотической и воспитательной направленности, которые могли бы положительно влиять на подрастающее поколение».

Не смотря на то, что в Чите располагаются высшие и средне специальные учебные заведения, десятками выпускающие художников, дизайнеров, архитекторов, для которых было бы почётно увековечить свою дипломную работу в городском пейзаже, администрация краевого центра пока таких предложений не получала. Хотя помимо прочего малые архитектурные формы предполагают наличие таблички с указанием авторского названия скульптуры и имени мастера, а чиновники готовы рассмотреть проекты или уже готовые скульптурные композиции на предмет установки в общественных местах.

Конечно, к последним надо подходить с точки зрения архитектурно-художественной режиссуры. Ведь если окинуть Читу даже непридирчивым взглядом, зацепиться ему будет особо не за что, а город немыслим без малых архитектурных форм, как текст немыслим без знаков препинания. Ведь именно с ними связаны самые душевные и любимые народом традиции: метко заброшенная монетка, оставленная на память о посещении вещь или просто ритуал дарующего удачу прикосновения.

Например, в Санкт-Петербурге есть Памятник Бродячей собаке Гаврюше, которую часто называют просто «доброй собакой». Он расположен в маленьком дворике, ставшим настоящим местом паломничества туристов и жителей, считающих, что Гаврюша может помочь в достижении любых целей. Раньше все стены закоулка, были испещрены незамысловатыми надписями, пока одна из творческих мастерских не подарила собачке «почтовый ящик мечты», куда можно отпускать письма со своими просьбами и пожеланиями.

Очень бы хотелось, чтобы и в столице Забайкальского края появились архитектурные «изюминки». Ведь это так здорово, когда у города есть свои добрые волшебники, а у его жителей – повод лишний раз посетить сквер или, выйдя на прогулку, насладиться произведением искусства…

Фоторепортаж



Эта статья опубликована на сайте Забайкальское Информационное Агентство
http://www.radiopopa.ru/